Van der Graaf Generator

Сначала, в 1967 году, эта группа была составлена из студентов факультета естественных наук Манчестерского университета - певца Питера Хэммилла, клавишника Ника Пирна и ударника Криса Джадж Смита. Последний и придумал название группе, но чуть позже ушел вместе с Пирном. В составе появились клавишник Хью Бэнтон, басист Кит Эллис и ударник Гай Эванс из психоделической группы Misunderstood. Они записали и выпустили в следующем году на фирме Polydor сингл Firebrand/People You Were Going To, который сейчас является уважаемым раритетом. Они начали выступать в студенческих клубах, к группе проявляют интерес пресса и продюсеры, однако кража инструментов и всей аппаратуры прервали первое турне ансамбля и обусловили его распад к концу 1968 года.

Хэммилл не прекратил концертных выступлений, а затем для записи сольного диска для фирмы Mercury пригласил большую часть вышеперечисленных музыкантов. Но в конечном счете запланированный диск (1) вышел под ярлыком VdGG. Хотя в этой работе чувствуется неопытность музыкантов и заметны сжатые сроки записи (12 студийных часов), все-таки уже заметны характерные особенности саунда группы, никак не связанные с модой того времени - невероятные модуляции голоса Хэммилла, непрерывный поток мощных, величественных, будоражащих, почти церковных созвучий, извлекаемых Бэнтоном из электроорганов, и достаточно изобретательная и нетрадиционная ритм-секция. Титульная композиция - маленький дивертисмент, который не найдет продолжения в последующей продукции группы, слишком связанной с апокалиптической и научно-фантастической тематикой.

Песни Afterwards, Running Back, Aquarian и самая готическая Necromancer позволили увидеть необычные качества группы и привлекли к ней внимание фирмы Charisma, специализировавшейся на "прогрессиве".

Заменив подавшего в отставку Эллиса на нового бас-гитариста Ника Поттера, когда-то игравшего с Эвансом в Misunderstood, и приняв в свои ряды саксофониста и флейтиста Дэвида Джексона, всего за четыре дня группа записала в лондонской студии "Трайдент" свой второй альбом (2). Саунд этой работы уже более зрелый и насыщенный как в хардовых эпизодах (например, Darkness 11/11 и White Hammer, которая рассказывает о пытках инквизиции), так и в таких тонких вещах, как Refugees и Out of My Book.

В декабре того же, 1969 года, вышел следующий альбом (3), записанный с участием Роберта Фриппа и сделавший группу классической в жанре. То, что группу в разгар студийной работы покинул Поттер, не слишком сказалось на качестве альбома. Вместо того, чтобы искать Нику замену, Хэммилл предпочел доверить Бэнтону задачу создания басовой линии при помощи педалей органа. На диске оказались концертный таран группы Killer, насыщенный твердыми синкопированными риффами саксофона, поэтическая House with No Door и три мини-сюиты, богатые различными оттенками и инструментальными находками. В отличие от всех прочих представителей британского прогрессива, VdGG совершенно не потребовалось основательного знания классической музыки, так необходимого для этого жанра. Взамен они создали грубый звук с ошеломляющим взаимодействием саксофона и клавишных и оригинальными гитарными аранжировками, чтобы высветлить изнутри шизофренические конструкции талантливо написанных текстов Хэммилла, который пытался передать в них как динамику нынешней жизни, так и темные глубины своего взгляда на человеческие отношения. Особенно хорош был голос Хэммилла - то взмывающий в безумной надежде, то погружающий слушателя в бездны отчаяния, но в любом случае вокал точно работал на тексты и настроение песен.

Добившись в этот период неплохой репутации на континенте, особенно в Италии, музыканты ансамбля потерпели неудачу в попытках произвести особое впечатление на британскую публику, хотя, благодаря своей своеобразной тяжелой, гнетущей музыке им удалось составить определенный клан преданных поклонников. На своих концертах группа демонстрировала способность успешно обходиться без технических излишеств и многократных, как на альбомах, наложений. Сценическая инструментовка была сведена к минимуму и напоминала скелет. Основному успеху способствовала харизма Хэммилла, а также обаяние и высокий профессионализм других музыкантов: очень худого Джексона, игравшего одновременно на двух саксофонах, соединенных с электронными устройствами, находящимися на огромном ремне, и стоящими на полу педалями "вау-вау", с помощью которых он извлекал самые невероятные звуки; маленького Бэнтона, постоянно занятого за своим очень старым органом Хэммонда; Эванса, который, не нуждаясь в горах барабанов, умудрялся создавать потрясающий ритмический рисунок.

В 1971 году вышел диск (4) - главный шедевр группы, в котором были до конца использованы студийные и инструментальные возможности того времени. При записи альбома Бэнтон впервые применил меллотрон и синтезатор ARP в дополнение к обычным клавишным. На диске только три композиции, включая протяженную сюиту A Plague of Lighthouse Keeper - с ночными кошмарами смотрителя маяка, которые превращаются в размышления о природе вселенной - занимающую целую сторону и разделенную на десять частей с различными темами, которые повторяются и переплетаются. Композиции Lemmings и Man-Erg обращаются к не менее мрачной тематике: в первом случае - это судьба некоего животного вида, который циклически саморазрушается, чтобы упорядочить свое сверхколичество, а во втором - негативные и позитивные силы, соседствующие в человеческой душе.

Символизм автора, порой достаточно абстрактный, постоянно находит точки соприкосновения с внутренним опытом каждого. И, хотя доминирующий колорит композиций достаточно мрачен и суицидален, конечное послание все же - НАДЕЖДА ("Какой выбор нам еще остался, если не тот, чтобы жить в надежде, спасти маленьких детей, наших детей?" - Lemmings).

Потеряло особый смысл говорить о чисто музыкальных достоинствах коллектива. Ему удалось стать великолепным символом чем-то чарующего насилия, льющегося из сплава текстов и тяжелого прогрессива, так замечательно проявившегося в их лучших шедеврах Still Life, Last Frame, A Plague of Lighthouse Keepers и Sleepwalkers, наполненных злобой и безумием, духом свободы и опустошительности, которые характеризовали последние времена и которые привели в замешательство многих английских любителей этого жанра, жаждущих музыки более точной, более укладывающейся в привычные рамки и свободной от эмоциональных перехлестов.

VdGG же всегда склонялись к музыке очень жесткой, едкой, которая обладает такой силой воздействия, что разрывает все стилистические рамки.

В 1972 году вышел сингл с двумя неиздававшимися ранее вещами - Theme One, величественное инструментальное произведение Джорджа Мартина, всегда с энтузиазмом встречаемое публикой на концертах, и W.

Незадолго до выпуска альбома (4) и второго распада ансамбля в 1972 году Хэммилл смог реализовать свой первый сольный проект (Н1) с обложкой Пола Уайтхеда, постоянно сотрудничающего с фирмой Charisma (он же рисовал прекрасные обложки для третьего и четвертого дисков группы, а также для многих альбомов Genesis), и далее продолжил сольную карьеру с небольшим коммерческим успехом. Отношения между музыкантами остались хорошими, да и с формой обошлось без конфликтов. Из выпущенных в период 1972-5 годы альбомов (Н3) с замечательной песней A Louse is Not a Home наиболее похож на творения VdGG, отличный лонгплей (Н2) включает в себя песни German Overalls, In the End и (In the) Black Room. В целом первые его сольники предложили слушателям вариации уже устоявшейся формулы, хотя с заметно возросшим исполнительским и композиторским мастерством Питера.

Но особого внимания заслуживает альбом (Н5), записанный с участием тех же Бэнтона, Эванса и Джексона и включивший классические для Хэммилла Open Your Eyes и Two or Three Spectres. На этом диске Хэммилл берет на себя роль Рикки Надира, разозленного 16-летнего гитариста. Используя аскетический саунд, он повествует о перипетиях судьбы своего героя, буквально на несколько месяцев предваряя дикие вокализы и разболтанные ритмы панка. Позже знаменитый Джонни Роттен выкажет слова восхищения в адрес Хэммилла, свидетельства высокой оценки поступят также от Марка Элмонда, позже записавшего свои версии песен Vision и Just Good Friends, как и от многих других лидеров новой волны и их поклонников.

Естественным результатом этого диска оказалось то, что в начале 1975 года группа собралась под прежним названием в составе времен альбома (4) и отправилась в турне по Франции. После возвращения их концерт в лондонском театре "Викториа пэлэс" привел в экстаз поклонников. Замечательные альбомы (5) и (6) были записаны на Рокфилдских студиях в Уэльсе.

При записи альбома (8) в составе появились басист Ник Поттер и скрипач Грэхем Смит, из группы String Driven Thing. В этот момент группа редуцировала свое название до Van der Graaf, песни тоже стали короче, а звучание - более общепринятым.

В очередной раз группа скончалась в 1978 году по не вполне понятным причинам. Во всяком случае, их не могло, как многих "динозавров" прогрессива, подорвать панковое движение. Хэммилл позже говорил: "Когда наступила панк-революция, я не почувствовал угрозы. Быть может потому, что в идеологическим и эмоциональном плане панк содержал нечто близкое и созвучное моим мыслям, моему мироощущению." Скорее, группа скончалась от усталости вещать в пустыне, от сознания собственной беспомощности простучаться в сердце широкого слушателя, выпустив как завещание концертный двойник (9), иронично окрещенный "Жизненным". На альбоме предложен чисто "живой" материал, совершенно недоработанный в студии и содержащий, кроме старых шедевров, ряд новых композиций, которые показывали, что группе еще было что сказать - такие как Ships of Fools с возбужденным сверхнасилием, таким типичным для неуправляемого бунта Хэммилла, Mirror Image с тем же отпечатком мистической горячности, что и Still Life и, наконец, отчаянная Scifinance с угрюмым, свинцовым звучанием скрипки и гитар.

Величие и трогательная горячность свинга, артистическая отшлифованность - вот отличительные особенности лучших дисков группы совершенной и исключительной, одной из тех в роке, которая не может оставить равнодушной истинного ценителя.

После распада группы каждый из членов пошел своим путем. Сам Хэммилл гастролировал с ансамблем Brand X и продолжил выпуск альбомов. Стилистика его сольных работ значительно менялась со временем - в то время, как ранние его альбомы отличались богатством звучания, произведения следующего периода, в большинстве своем записанные в классическом составе Хэммилл-Поттер-Эванс-Эллис, с подключением саксофона Дэвида Джексона, оказались более неровными.

Большую часть времени Хэммилл проводит в одиночестве в своей любимой мастерской - Sofa Sound Studio. Неподалеку лаборатория другого рок-отшельника - Питера Гэбриэла. Для них обоих, помимо любви к исследованиям и экспериментам, характерно очень своеобразное отношение к вокалу. Глубокий магнетический голос Хэммилла по интенсивности и диапазону по праву занимает место среди классических голосов британского рока, возможно, он даже самый аутентичный из них, и уж, несомненно, единственно неподверженный компромиссам.

Голос - это яркое выразительное средство для личности Хэммилла - крик души этого нервного аскета, преодолевшего тернистый путь от идеи экспериментального рока, от концепции слияния рока с элементами "серьезной" музыки до его более сущностного понимания - вспомним хотя бы диски (Н7), (Н10) или очень мрачный "живой" (Н13) - и дальше к песне, камерной строгости, удивительные примеры которой можно найти на абсолютно сольном альбоме (Н15).

"Главное, что представляет для меня интерес, что оживляет мою жизнь - это элемент парадокса. Парадоксальное сочетание слов и музыки, хаотических ситуаций и упорядоченных движений. Темные неизвестные аспекты существования, несомненно, представляют значительно больше материала для размышлений, нежели оазисы счастья и благополучия, которые почти всегда характеризуются душевной поверхностностью и отсутствием глубины переживаний".

Замечательный поэт, Хэммилл опубликовал две книги стихов и рассказов.

Со второй половины 80-х годов произведения Хэммилла претерпели примерно ту же метаморфозу, что и музыка Гэбриэла - не потеряв в богатстве звучания, они стали более общедоступными. Увеличилась роль клавишных, в чем большая заслуга инструменталиста и продюсера Дэвида Лорда, в музыке появились "амбиентные" отголоски и пассажи, заставляющие вспомнить Дэвида Сильвиана из Japan.

На диске (Н22) присутствие Лорда не столь заметно, основу звучания вновь обеспечивают старые друзья Джексон и Поттер, а литературные, как всегда, тексты песен Хэммилла бичуют социальные язвы капитализма.

Однако популярность этого очень частного человека, занятого исследованием глубин собственного подсознания, одиночки в искусстве, у себя на родине очень невысока. На современной британской роковой сцене не в чести патетичность и литературность, которыми обладает визионерский стиль Хэммилла.

В России же, как считает Андрей Бухарин в "Сегодня", Питер - "знаковая фигура для поколения дворников и сторожей, старых хиппов и кухонных философов". Его творчество чем-то неуловимо напоминает русскую литературу... Склонность к постоянной рефлексии и дилетантскому философствованию соответствует русскому менталитету, что и обеспечило английскому музыканту такое влияние на умы нашей маргинальной интеллигенции. Некоторые люди раз и навсегда нашли в музыке Хэммилла то, что позволяло им тешить себя иллюзией собственной значимости и эзотерической причастности".

Весной 1995 года он приезжал в Россию, дал концерты в Москве, Барнауле и Новосибирске.

Джексон в конечном счете реализовал себя как превосходный школьный преподаватель, а Бэнтон обрел новое призвание в реставрации и проектировании церковных органов.

Альбом (26) документирует концерт, одна из песен которого была исполнена классическим составом Хэммилл-Бэнтон-Джексон-Эванс.

Примечания к дискографии: записанные за Эвансом альбомы под общим названием The Long Hello включают в себя качественно аранжированные и исполненные приятные инструментальные композиции, лишенные магии и агрессивности "Генератора". Сборник Time Vaults содержит архивные записи 71-5 годов, частично переделанные, очень низкого звукового качества. Посредственный альбом Now and Then включает в себя исполненные Джексоном, Бэнтоном и Эвансом композиции, уже появлявшиеся на лонгплее Gentlemen Prefer Blues.

Дискография:

Van der Graaf (Generator)

  1. Aerosol Grey Machine (VTG 1968)
  2. The Least We Can Do Is Wave to Each Other (CHM 1969)
  3. H to He Who Who Am the Only One (CHM 1970)
  4. Pawn Hearts (CHM 1971)
  5. Godbluff (CHM 1975)
  6. Still Life (CHM 1976)
  7. World Record (CHM 1976)
  8. The Quiet Zone/The Pleasure Dome (CHM 1977)
  9. Vital (конц.) (CHM 1978) OO

сборники:

  1. Van der Graaf Generator: 1968-71 (известен также под названием Repeat Performance) (CHM 1977)
  2. Time Vaults (Demi-Monde 1985)
  3. First Generation (VRG 1987)
  4. Second Generation (VRG 1987)
  5. I Prophesy Disaster (VRG 1993) A:A+:1/2

сольные альбомы Питера Хэммилла:

  1. Fool's Mate (CHM 1971)
  2. Chameleon In the Shadow of the Night (CHM 1972)
  3. The Silent Corner and the Empty Stage (CHM 1974)
  4. In Camera (CHM 1974)
  5. Nadir's Big Chance (CHM 1975)
  6. Over (CHM 1977)
  7. The Future Now (CHM 1978) A/B:2
  8. pH7 (CHM 1980)
  9. A Black Box (CHM 1980)
  10. Sitting Targets (MRR 1981)
  11. Enter K (MRR 1982)
  12. Patience (Naive 1983)
  13. The Margin (концертный) (Foundry 1985) OO
  14. Skin (Foundry 1985)
  15. And Close As This (VRG 1986)
  16. In a Foreign Town (Enigma 1988)
  17. Spur of the Moment (с Гаем Эвансом) (Berserkley 1989)
  18. Out of Water (Enigma 1990)
  19. The Fall of the House of Usher (Some Bizzare 1991)
  20. Roomtemperature Live (концертный) (Enigma 1992)
  21. Fireships (Fie! 1992) A:1/2
  22. The Noise (Enigma 1993)
  23. Roaring Forties (Fie! 1994)
  24. The Goes the Daylight (Fie! 1996)
  25. Sonix (инструментальный) (Fie! 1996)
  26. The Union Chapel Concert (концертный, с Эвансом) (Fie! 1996) 00
  27. Everyone You Hold (Fie! 1997)

сборники:

  1. The Love Songs (CHM 1984) A/B:1
  2. Vision (GTR 1978)
  3. The Storm (Before the Calm) A:1
  4. The Calm (After the Storm) A:1

Диски Гая Эванса:

  1. The Long Hello (Anchor 1973)
  2. Charlie & the Wild Boys (в одноименной группе) (1974)
  3. Great Country Rockers (в группе Charlie & the Wild Boys) (1975)
  4. The Long Hallo, vol.2 (с Ником Поттером) (1976)
  5. The Long Hallo, vol.3 (с Д. Джексоном) (Butt 1981)
  6. The Long Hallo, vol.4 (с Ником Поттером) (Butt 1983)
  7. Gentlemen Prefer Blues (с Бэнтоном и Джексоном) (Demi-Monde 1986)
  8. Now and Then (Thunderbolt 1987)

сольные альбомы Криса Смита:

  1. Chris Smith (Oedipus 1991)

сольные альбомы Ника Поттера:

  1. Mantra Music (Zomart)
  2. Sketches In Sound
  3. Self-Contained (Line 1987)
  4. Dreams in View 81-87 (Line 1988)
  5. The Blue Zone (Voiceprint 1991) A:?
  6. New Europe - Rainbow Colours (Zomart 1993)

сольные альбомы Грэхема Смита:

  1. Med Tofraboga
  2. Kalinka

Главная страница Энциклопедии
Главная страница о музыке - Music main page

Информация об альбомах Van der Graaf Generator на сайте "Другая музыка"

 Все оригинальные материалы и переводы г Слынько Н.М. 1980-1998